Закрыть
подождите...
09.12.2010
Аренда - зло или благо?!

«Арендатор, он же браконьер» так называлась статья Василия Борисовича Попка, опубликованная в газете 19 ноября. Если опытный журналист, давно и много пишущий о природе, хороший знакомый многих кузбасских лесников и тот не в курсе лесных дел, то чего мы ждем от общественности?! Если, со слов уважаемого журналиста, аренда – сущее бедствие для лесов Кузбасса, арендатор – хуже разбойника, если губится кедр, а власть смотрит на всё это сквозь пальцы, нетрудно представить реакцию читателей.
В противовес приведу мнение другого известного литератора, нашего земляка Владимира Чивилихина: «Тут самое бы время подпустить слезу, повздыхать над умирающим великаном, но не будем подставлять бока демагогам всех сортов, которые пытаются изобразить защитников нашей природы этакими сентиментальными чудаками, которые якобы трясутся и плачут у каждого срубленного дерева, кликушествуют над всякой сломанной веточкой. Таких блаженных «защитников» нет, и никогда не было. Если зарастают ольхой луга и пашни, кто же станет этот «лес» жалеть и защищать? Когда дерево поспело, его надо рубить, как бы красиво оно ни было».
Так пишет автор «Слова о кедре», сам выросший среди Мариинской тайги. Как видите, он не против вырубки кедра. Отчего так? Ответ даёт опять же сам Чивилихин: «Те, кто в счет, ставят себе задачей вдумчиво и объективно разобраться в наших нелегких лесных проблемах, ратуют за правильное, научное лесопользование. Мы пока не умеем разумно, дифференцированно вовлекать в хозяйственный оборот огромные резервы лесной целины, не научились быть рачительными хозяевами этого бесценного живого сырья».
Беда лесного хозяйства еще и в том, что не хватает ему союзников среди журналистов. А среди тех, кто берется писать о лесопользовании, только единицы вдумчиво разбираются в лесных проблемах, не считают зазорным спросить специалистов, посмотреть законы. Иначе чем объяснить тот факт, что уже не впервые в кемеровских газетах проскальзывает недостоверная информация о том, что кедр запрещен в рубку? Хотя в области нет запрета на вырубку деревьев кедра, запрещена вырубка насаждений с участием кедра в составе древостоя 30 процентов и более от общего запаса древесины (Правила заготовки древесины, утвержденные приказом МПР России № 184 от 16.07.2007). Кстати, первым регионом, где занялись охраной кедрачей, стала наша область: запрет на их вырубку был введен в 1978 году.
Теперь об аренде и в целом о лесопользовании. Большинством кузбассовцев вырубка деревьев воспринимается только со знаком «минус». Однако многие выдающиеся умы считали иначе. Вот мнение профессора Петербургского лесного института, создателя первого в мире единого цельного учения о лесе Г.Ф. Морозова:
«Лесоводственная наука и передовая практика никогда не рассматривала преобладание спелых и перестойных насаждений как признак благополучия…. Прогрессивное лесоводство стремится устранить преобладание спелых и перестойных лесов так скоро, как это достижимо по экономическим соображениям и эксплуатационным возможностям».
Другой корифей лесного хозяйства М.М.Орлов писал: «Ежегодный прирост может быть очень незначительным вследствие старости и поврежденности насаждений, а накопленный раньше древесный запас может быть огромный, и при таких условиях рубка должна во много раз превышать прирост, чтобы вовремя использовать запасы, не допустив их до отмирания и гибели. Во всяком хозяйстве, не мирящемся с отмиранием леса на корню, пользование лесом, прежде всего, определяется лесосекой по состоянию насаждений. Сохранение лесного богатства не значит консервирование дряхлеющих запасов».
Давно пора понять тем, кто берется обсуждать проблему лесопользования со страниц прессы, ту непреложную истину, что лес – это правовое поле. Нельзя писать о лесе поверхностно, не разбираясь в основах лесопользования. Как и сколько можно каждому взять из леса, и взять так, чтобы этот ресурс возобновился – над этим работает лесная наука. То есть научно и законодательно определяются нормы лесопользования. И эти нормы, подчеркну, не бюрократы в кабинетах из пальца высасывают. Эти нормы имеют под собой научную основу. А лесной науке в России – более двухсот лет.
А теперь посмотрим, что представляют собой наши кузбасские леса. Почти 64% Кемеровской области занято лесом. Эксплуатационный фонд составляет 1,5 млн. гектаров по площади и 213,5 млн. кбм по запасу. Это, в основном, мягколиственные насаждения, доля которых достигает 52,5%. Более трети занимают низкотоварные насаждения осины. Среди хвойных насаждений также преобладают низкотоварные пихтовые насаждения, их в области почти 47%.
В лесном фонде в целом преобладают спелые и перестойные (37,1%) и средневозрастные (30,9%) насаждения. При существующей возрастной и товарной структуре лесных насаждений крайне сложно организовать эффективное освоение лесов. Стареют, болеют леса Кузбасса…
Еще три-четыре десятилетия назад в период роста промышленного Кузбасса в области заготавливалось 4,8 млн. кбм. При помощи этой древесины мы обеспечили рост экономики, покрывая все потребности области, и к тому же снабжая древесиной всю Среднюю Азию. Но уже к двухтысячным годам объемы лесозаготовок достигли минимума, а за последние годы выросли лишь незначительно – до 700 тысяч кубометров в год. Хорошо это или плохо для кузбасского леса?
Специалисты уверены, что увеличение объемов заготовки изменит к лучшему экологическую обстановку в лесах Кузбасса. Появится возможность убрать из леса перестойную, поврежденную вредителями и болезнями древесину, провести оздоровительные мероприятия, реконструкцию распадающихся от старости насаждений, обеспечить смену лиственных пород на хвойные.
- Качество лесов области оставляет желать лучшего и нам надо всячески поддерживать арендаторов лесных угодий, чтобы они предпринимали меры по улучшению состояния лесов, - так считает заместитель Губернатора Кемеровской области по природным ресурсам и экологии В.А. Ковалев.
Вице-губернатор недавно заявил, что лесной доход, поступивший в бюджет области за этот год, возрос на 24% и превысил 200 млн. рублей. Арендная плата за использование лесов составила 179,9 млн. рублей. Сюда же входит арендная плата, которую арендатор Н.П. Арефьев платит в бюджет ежеквартально, независимо от того, рубит он или нет, благоприятствует ли ему в этом погода или нет. Арендная плата начисляется за всю площадь, но срубить лес арендатор может только на небольшой территории, которая определена проектом освоения лесов. Забота арендатора в том, чтобы сделать временные лесовозные дороги, посадить лес взамен срубленного, сберечь всё это от пожаров, а еще сохранить арендованный участок от незваных гостей с бензопилами. Так уж вышло, что из-за отсутствия постоянных лесовозных дорог, лес готовят, в основном, только зимой. Но платят в казну целый год. Эти деньги из областного бюджета идут, в том числе, и на Яшкинский район. Благодаря лесному доходу работают школы, больницы, получают помощь люди.
О том, как нелегка доля арендатора, писала журналист газеты «Кузбасс» Евгения Райнеш, побывавшая в глухой деревеньке Пихтовка Мариинского района. Жители поселка обратились к Президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать их единственного работодателя. Думаю, что Василий Борисович изменил бы свою точку зрения об арендаторе, если бы пообщался не только с теми, кто позвал его в дорогу, но и с тем человеком, о котором он взялся писать.
Наверное, Василий Борисович, не был бы так категоричен, утверждая, что в тех местах творится полное беззаконие, если бы пообщался с теми неравнодушными и порядочными людьми, что трудятся в Яшкинском лесничестве. Они бы рассказали ему, что до реформ в отрасли, до 2007 года лесная охрана в районе насчитывала 98 инспекторов, что почти в каждой деревне был лесник, который следил за порядком. Теперь в лесничестве – 10 инспекторов и ни одного лесника. А еще рассказали бы Василию Борисовичу о том, что буквально перед его визитом в эти места, еще до первого снега, по требованию прокуратуры арендатора Арефьева проверили и районный ОБЭП и работники департамента лесного комплекса, и не обнаружили никаких нарушений.
Кстати, Геннадий Владимирович Захаров, начальник территориального отдела по Яшкискому лесничеству, более 30 лет проработавший в этих местах, отлично знал Федора Трофимова
- Отличный мужик, не ябедник, щедрый, хлебосольный. Сам к нему не раз заезжал. Всегда народ у него гостил, снабжал их дарами яшкинской тайги. А сгорел Федор от водки, спился. Потом и дом сожгли, - рассказал Геннадий Владимирович. Так что не всегда стоит верить народной молве.
В заключение хотелось бы поблагодарить Василия Борисовича за острый материал. Журналист отразил мнение той части яшкинцев, которые недовольны работой арендатора и самим фактом вырубки лесов. Но ведь не прекращается работа химических заводов, угольных предприятий, хотя они вредят и природе, и здоровью людей? Не идут жалобы во власть, потому что люди понимают, что работа этих предприятий нужна экономике Кузбасса. С арендой – то же самое. С одним только исключением: лес, как возобновляемый ресурс, через 100 лет можно снова рубить.