Закрыть
подождите...
03.11.2017
Ответ на публикацию "Деревянная полиция" на сайте VSE42

«Деревянная полиция» - под таким названием опубликована статья на сайте VSE42 , в которой поставлена под сомнение законность действий полиции и лесничих в Юргинском районе по задержанию машины с выкопанным посадочным материалом. Давайте разберемся, так ли это?

Кедры на колесах

Но сперва напомню несколько реальных историй, о том, как кузбасские кедры уезжают в Москву. Дело обстоит так: предприимчивые люди выкапывают крупномерные деревья из посадок, созданных лесхозами в советское время, перепродают в Новосибирск и далее в Москву. Новосибирские озеленительные фирмы готовы и специальную технику пригнать для выкопки, и транспорт предоставить. На месте платят за каждое деревце 25-30 тысяч рублей, зато в Новосибирске перепродают по 300 тысяч за штуку, а в Москве еще дороже. Неплохой бизнес, не правда ли? Особенно, если ты не затратил на него ни копейки: не сажал, не ухаживал за деревьями, не охранял их от пожаров и вредителей леса.
Кража деревьев из лесных культур Кузбасса и соответственно борьба лесников и полиции с этим явлением начались еще в 2009 году, когда все СМИ сообщили о задержании в Яшкинском районе крупной партии уже выкопанных и готовых к транспортировке кедров.
Два года назад в окрестностях села Поперечное в Юргинском районе была задержана партия кедров, которые планировали вывезти для продажи в Новосибирск. Тогда партию изъяли, а виновные выплатили штраф и возместили ущерб за незаконную выкопку.

История повторяется

На днях юргинские полицейские и лесничие задержали партию 20-летних кедров, которую планировали вывезти для перепродажи в Новосибирск. Деревья выкапывали из лесных культур, посаженных в 1996 году в районе села Поперечное Юргинским сельским лесхозом. В выделах 49,50,51 квартала № 10 в урочище Прогресс Новоромановского участкового лесничества были выкопаны 64 дерева. 25 из них удалось вывезти за переделы области, прежде чем полиция задержала еще одну партию, подготовленную к транспортировке.
Деревья вывозили на основании подложных документов, согласно которым продавцом партии являлась новосибирская фирма, а покупателем – другая, тоже новосибирская.
Фактическим продавцом деревьев являлся Андрей Суходуб, житель села Поперечное, который считает себя пострадавшей стороной, о чем он сообщил в СМИ. Этот «предприниматель» год назад поставил на кадастровый учет участок, на котором растут лесные культуры. Есть документальное подтверждение – документы лесоустройства – о том, что деревья посажены за счет государства. Все уходы за ними, охрана от пожаров осуществлялась также за его счет. В Юргинском лесхозе работал лесником его отец, Виктор Суходуб, и по свидетельству коллег, в 1996 году высаживал эти деревья, но как наемный работник, получая за это заработную плату.
 

Охраняю, что имею

Дело в том, что Елена Васильева, государственный лесной инспектор, начальник территориального отдела департамента по Юргинскому лесничеству, которую почему-то назвали в статье «директор Юргинского лесхоза», на протяжении уже долгого времени действительно ведет борьбу с Андреем Суходубом.
Но суть этого конфликта не в кубометрах древесины, которые кто-то кому-то не дал. А в том, что каким-то образом у "предпринимателя" оказался кусочек государственной собственности, тех самых лесных культур, которые в 1996 году высаживал Юргинский сельский лесхоз. Трогательная история о деревьях, подобранных на свалке и выпестованных заботливыми руками новоявленных «предпринимателей» – всего лишь миф «о семейном деле». На самом деле это история типа «что охраняю, то имею».

Предприниматель "задним числом"
 

А почему я всё время беру в кавычки слово «предприниматель»? Да потому, что Андрей Суходуб стал предпринимателем буквально на днях, то есть 1 ноября 2017 года. Согласно сведениям с сайта ФНС России от 02.11.2017 именно в этот день сведения о нем внесены в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. Из налоговой он направился, очевидно, в редакцию, чтобы рассказать, как его предпринимательство терпит убытки из-за «произвола властей».
«Деятельность лесопитомников» - так обозначено в документе его новое занятие. Только вот никакого питомника в помине нет, и деревьев он не выращивает. Он их копает и перепродает. Вот уже действительно «непростой бизнес», не «купи-продай», а гораздо круче! 800 тысяч - неплохие дивиденды за то, чего не делал!

Лес, а не пашня

Как получилось, что земля, на которой так долго не пахали, не сеяли, что на ней вырос отличный кедровый лес, стала вдруг сельскохозяйственным паем? Вопросов много, и в них еще предстоит разбираться в суде.В прошлом веке сельские лесхозы практиковали посадку молодых лесов на землях сельскохозяйственного назначения. Таких лесов в Кемеровской области было посажено очень много для их защиты от водяной и ветровой эрозии и в целом для увеличения покрытой лесами площади региона. Эти участки числились в лесном хозяйстве, на них производились работы по посадке, уходу за лесом, его охране. В период приватизации и позднее в результате неразберихи в земельном законодательстве, часть земель была оформлена селянами в виде сельскохозяйственных паев. Вот как семья Суходубов получила в собственность «пай», на котором государство вырастило лес.
Однако вразрез с законом границы этого участка так и не согласованы с департаментом, а в документах лесоустройства этот участок числится в лесном фонде.
В департаменте считают деятельность по выкопке и перепродаже кедров на нем незаконной, поэтому в полицию направили сообщение о лесонарушении. Много вопросов вызывает и сама сделка, ведь как сказано ранее, Суходуб стал предпринимателем уже после того, как кедры задержали.
А главное, приняты меры, чтобы оспорить в суде постановку этого участка на учет, как земель сельхозназначения. В Федеральное агентство лесного хозяйства направлено письмо о защите государственных интересов, возвращении земель в лесной фонд. Земля, на которой растет лес, не должна числиться, как сельская. И до тех пор, пока нет окончательного судебного решения на этот счет, выкопка и перепродажа кедров, как государственной собственности, не допустима!

Защита общественных интересов

Защищая частные интересы, главное не упустить при этом общественные. Что будет, если дать волю оборотистым дельцам, ухватившим по воле случая кусок государственной собственности?
Для общества последствия его деятельности приведут к тому, что через пару лет работы такого «лесопитомника» на этом месте не будет кедрача! А значит, наши дети и внуки не будут там отдыхать, собирать грибы и кедровые шишки! Поэтому не бездействуют лесники и полиция, пытаясь это предотвратить.