Создатель леса / Официальный сайт Департамента лесного комплекса Кемеровской области

Закрыть
подождите...
06.09.2013
Создатель леса

Какое дерево растет тише всех?

- Наш сибирский кедр, - уверен Александр Сорокин, проработавший 28 лет в лесном хозяйстве Кемеровской области, - Ему некуда спешить: век кедра намного дольше, чем у других сибирских деревьев. Да и сил набирается для того, чтобы плодоносить. Ведь это дерево-кормилец!
Кому, как не Сорокину знать капризный характер сосны кедровой сибирской? Вот уже 11 лет он выращивает её на своем любительском питомнике. И не только эту породу, но и множество других, нетипичных для Сибири. Показал он и лесные культуры, создателем которых является.

У Александра Сорокина, инспектора по Пашковскому участковому лесничеству, весь двор в горшочках с саженцами. Словно гигантские ясли для только что взошедших ростков деревьев. Он любовно из этих стройных нежно-зеленых рядов вытаскивает то один горшок, то другой, показывает, рассказывает, словно сам удивляется такой вот красоте.
До сих пор удивляется, а ведь в лесном хозяйстве он уже 28-й год. И уже прошло шесть лет, как в процессе преобразований российского лесного хозяйства изменился род его занятий. Был лесничим, стал инспектором. Разница принципиальная. Лесничий прежний — человек, который помимо прочего занимается разведением леса, а инспектор — должностная единица, осуществляющая надзор и контроль за государственными лесными богатствами. Однако с такой переориентацией душа истинного лесовода не смирилась.
- Я же лесовод, значит, должен выращивать лес, - говорит Александр Павлович. – У меня всегда при лесничестве был небольшой огородик, там питомничек был. Сначала пять грядочек кедра выращивали…
Земли, которые оформлены под нынешний Сорокинский питомник, раньше цвели садами райпотребсоюза. Ни черемухи, ни малины, ни смородины, ни рябины — ничего не осталось от тех садов. Зато уже всходит здесь робкая нежная поросль кедрушек. И ровными рядочками проклюнувшиеся ели — голубая, аянская, туйская, чуть виднеется барбарис, шиповник, роза колючая, лиственница, сосна веймутова, туя.
- Мы пока немного берем, просто охота розы, шиповник вырастить, — объясняет Сорокин. – Для себя охота.
И опять повторяет:
- Если я лесовод, я должен лесом заниматься. Сначала сделали пробу, вроде получается, потом купили больше. Для интереса. Этот питомник мы пять лет назад кедрами начали засаживать. А в прошлом году купили ещё семена ели, барбариса… Жена инициативу подает, я работников организовал, кашпо под саженцы закупаю. 90 процентов приживаемости, если под присмотром личным.
Так красиво же!
Александр Павлович не может остановиться, стремительно идет вдоль посадок, просто горит желанием всё показать:
- Ну пройдите, пройдите: красиво же! Вы идете по дороге, а здесь – сколько красоты! Вот посмотрите на любой рядочек. Видно же, что не химичили, тяпочкой все обрабатывали.
Мы же все в горшочках высаживаем, пересаживаем по два раза, корни подрезаем. А для чего корни подрезаем? Чтобы корневина была разветвленная, тогда больше питания. Больше корневая система – лучше дерево будет расти…
И действительно, кругом красота золотая, осенняя, та, от которой сердце замирает. Но я всё же меркантильно своё гну:
- Бизнес-то этот вообще возможен?
Просто слышала не раз, как наши деревья – кедры, голубые ели – в столицах ценятся. По непроверенным данным, двухметровое дерево может до тысячи долларов стоить. Не мудрено, что в криминальной хронике порой попадаются сообщения: кто-то деревья наши намеревался выкопать и на продажу в другую область увезти. Но это тот, кто не сажал, не растил, а куш решил большой так просто получить. А если несколько лет на это деревце положить, прибыль-то получить можно? Можно ли те же голубые ели рассматривать как надежную альтернативу банковским вкладам?
- Я ещё пять-шесть лет подращу, - задумывается Сорокин, - будут деревья уже большими. Такой маленький саженец, как у меня сейчас, не рискнут взять. Говорят обычно: «Мне такое дерево нужно, чтобы я под него сел и любовался». А в других широтах, вне кедрача, такие деревья не вырастить. А если я ему с комом земли привезу, там яму выкопают, посадят, корни в его земле будут – начнет расти. Но я делаю это без далеко идущих планов. Просто потому, что кто-то же должен этим заниматься…
Общаясь с людьми, работающими в лесном хозяйстве, убеждаешься, что многие из них – истинные специалисты, действуют на протяжении всей своей жизни не из себялюбивых, узкопрофессиональных интересов, а из глубокой внутренней потребности сажать, выращивать и спасать лес.
Татьяна Ярцева